РФ: +7 495 280 36 69 office@advokat-sazonov.ru
ОАЭ: +971 52 494 10 60 office@advokat-sazonov.ru
Китай: +86 150 1143 2070 office@advokat-sazonov.ru
Понятия в законе: АПИ

Пресс-центр

Понятия в законе: АПИ

Понятия в законе: АПИ

Понятия в законе

Кроме законов, иных нормативных актов и договоров граждане и компании могут руководствоваться так называемыми обычаями оборота. К ним относятся традиции, практика и другие, в том числе неписаные сложившиеся правила поведения. Равно как сотрудник магазина или банка по умолчанию является представителем, даже если не имеет надлежащей доверенности.

02.12.2019. АПИ — Согласно принятому еще в 1994 году Гражданскому кодексу РФ обычаем делового оборота признается сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской деятельности правило поведения, не предусмотренное законодательством, независимо от того, зафиксировано ли оно в каком-либо документе. В 2012 году это понятие распространили в том числе и на не связанные с бизнесом правоотношения частных лиц.

Международный стандарт

По мнению Верховного суда России, обычай оборота может быть опубликован в печати, изложен в решении суда по конкретному делу и так далее или существовать независимо от такой фиксации. Доказать существование обычая должна сторона, которая на него ссылается.

В первую очередь к обычаям относятся «писаные правила» – признанные в той или иной сферы деятельности регламенты. Например, Суд по интеллектуальным правам признает юридическую силу одобренной ICANN (Интернет-корпорацией по управлению доменными именами и IP-адресами, по существу – транснациональным администратором сети Интернет) Единообразной политики по разрешению споров с доменными именами. 

Все российские компании и даже государственные органы обязаны руководствоваться словариком «Инкотермс» (International commercial terms), опубликованным Международной торговой палатой и признанным Комиссией ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ) в качестве глобального стандарта для интерпретации наиболее часто используемых терминов в области внешней торговли. «Данное правило стало условием договорных отношений сторон, согласованным в том числе в целях распределения правовых обязанностей и рисков в рамках комплексной внешнеэкономической операции», – заключил Верховный суд России, принимая решение на основе «Инкотермс».

Обычаем является и практика взаимодействия участников рынка. Например, несмотря на отмену обязательного наличия у юридических лиц круглой печати, наличие ее на доверенностях, товаро-сопроводительных и ряде других документов многими воспринимается как обязательное условие. Так, в споре ООО «ТСМ управление» и ООО «Климат-контроль» Арбитражный суд Москвы признал печать на акте доказательством подписания его от имени соответствующей компании, тогда как подлинность самой собственноручной подписи оспаривалась. С другой стороны, подтверждая факт получения ООО «АлкоСтар» спорной партии алкогольных напитков, Челябинский областной суд констатировал, что «между сторонами сложилась практика приема товара без проставления в товарно-транспортной накладной оттиска печати». Как обычаи суды расценили практику поставки игрушек между ООО «НьюВижнГруп» и АО «Брендспот» – очередная партия заказывалась по электронной почте, но передавалась указанным покупателем третьим лицам.

Традиционной для туристической отрасли Арбитражный суд Москвы признал использование переписки по e-mail без электронной подписи или иных средств юридического подтверждения: «В целях повышения скорости сотрудничества и взаимодействия между сторонами, находящимися в зонах географической удаленности, туроператоры направляют заявки на бронирование и размещение принимающей стороне посредством электронной почты. Принимающая же сторона уже самостоятельно регулирует подтверждение отелем наличия мест по заявке туроператора и по прибытии туристов производит трансфер, размещение, организацию экскурсий», – констатировал арбитраж.

Честь имею

По общему правилу обычаи не могут противоречить писаным нормам (нормативным актам и договорам) и подлежат доказыванию. Равно как не рассматриваются как источник права недобросовестные традиции. Например, передача транспортного средства по доверенности не влечет изменение прав собственности, перенос ответственности, налоговых и иных обязательств. А житель Московской области Михаил Голяновский заключил сразу два договора на продажу одного автомобиля Hyundai Getz. Определяя законного приобретателя, суд исходил из факта получения паспорта транспортного средства: «Передача автомобиля без передачи документов на него новому собственнику входила бы в противоречие с общими нормативными положениями, регулирующими правоотношения купли-продажи, а также правилами поведения при осуществлении действий по распоряжению движимым имуществом», – заключил суд.

Арбитражные суды отклонили доводы государственной метеорологической службы, отказавшейся платить за арендуемые в ярославском аэропорту Туношна помещения. Пользователь недвижимости утверждал, что еще с 2011 года сложилась практика передачи помещений в зданиях командно-диспетчерских пунктов в безвозмездное пользование учреждениям Росгидромета для организации метеообеспечения организации воздушного движения. Но суд пришел к выводу, что заключение договора безвозмездного пользования федеральным имуществом не может быть признано обычаем гражданского оборота, так как зависит от воли правообладателя.

Нередко ссылки на обычаи позволяют исправить допущенные очевидные ошибки. Так, москвичка Тамара Докунихина выдала Светлане Крыгиной ссуду в 5 млн рублей под 15 процентов, не указав в расписке, за какой период они должны начисляться. Предъявляя иск, кредитор просил взыскать проценты из расчета 180 годовых (то есть 15 процентов за месяц). В свою очередь, служители Фемиды руководствовались банковской практикой: «Денежные средства были переданы под условием 15 процентов годовых, поскольку иных условий договором не предусмотрено, однако при определении процентов обычно устанавливаются годовые проценты», – отмечается в решении Московского городского суда.

А Санкт-Петербургский городской суд расценил как обычай оборота прием в члены гаражного кооператива на основании исключительно письменного заявления, даже когда такие требования не определены ни законом, ни уставом. В связи с отсутствием бумаги собственница гаража Мария Агальцова не была признана членом гаражного потребительского кооператива «Обуховский».

Неоднозначно служители Фемиды оценивают и собранные по «обычаям» доказательства, полученные в ходе так называемых журналистских расследований. Например, корреспондент тульской газеты «Слобода» Антон Чембуров по заданию редакции в присутствии своего отца и независимого свидетеля приобрел на автозаправочной станции ПАО «Туланефтепродукт» пробы бензина и сдал их в экспертную организацию. Представленные заключения позволили опубликовать материал о ненадлежащем качестве продаваемого топлива. Но арбитражный суд не принял такие доказательства, так как процедура отбора проб не обеспечила неопровержимый характер результатов экспертизы. Формально инструкция по контролю и обеспечению сохранения качества нефтепродуктов, обязательная для надзорных органов, к работе журналиста применяться не могла. Тем не менее закрепленный в ней порядок «фиксирует обычаи, сформировавшиеся в современном деловом обороте к изъятию проб в целях получения сведений о наличии или отсутствии обстоятельств, обосновывающих определенные доводы», – отмечается в решении суда.

Главный по традициям

В свою очередь председатель Коллегии адвокатов «Сазонов и партнеры» Всеволод Сазонов обращает внимание на правовую коллизию: «Согласно Гражданскому и Арбитражному процессуальным кодексам РФ суд разрешает гражданские дела исходя из обычаев оборота только в случаях, предусмотренных нормативными правовыми актами. Таким образом, существует противоречие относительно возможности применения обычаев тогда, когда это прямо не предусмотрено законом», – отмечает эксперт.

Кроме того, действующий с 1993 года федеральный закон делегирует Торгово-промышленной палате РФ (ТПП) полномочия выдавать официальные подтверждения принятых в России торговых и портовых обычаев. «Палата может свидетельствовать обычаи в сфере предпринимательской деятельности, сложившиеся и применяющиеся как на всей территории Российской Федерации, так и на ее отдельных территориях: в особых экономических зонах, территориях опережающего развития, закрытых административных образованиях, морских портах, крупных транспортных узлах и тому подобных. ТПП свидетельствует обычаи на основании заявления юридического лица или индивидуального предпринимателя при наличии доказательств существования обычая. В качестве таких доказательств, в частности, могут служить заключения или пояснения научных и экспертных учреждений, а также юридических лиц и предпринимателей, применяющих данный обычай в своей практике», – констатирует заместитель директора Юридического департамента Палаты Сергей Полуботко.

В отношении не связанных с портами обычаев оборота Верховный суд России не отрицает возможность получения от Торгово-промышленной палаты РФ свидетельства. Вместе с тем Пленум высшей инстанции указывает на отсутствие у них обязательной силы и возможность применения обычаев даже в отсутствие такой «бумажки». К тому же официальное подтверждение обойдется желающему оформить свидетельство в 13 тысяч рублей. Поэтому за всю историю было выдано всего три свидетельства, в том числе на правила «Инкотермс» и обычаи морского порта Анадырь. Также вице-президент ТПП еще в 2001 году подтвердил обычай в сфере вексельного обращения: при приобретении таких ценных бумаг субъект предпринимательской деятельности должен провести проверку – обратиться к векселедателю за сведениями о векселе и об обстоятельствах, препятствующих его законному обороту. 

По данным АПИ, ни одно свидетельство ни разу не использовалось в суде. Хотя арбитражи признают юридическую силу «Инкотермс», но вынося соответствующие решения, даже не упоминают про Торгово-промышленную палату РФ. Аналогично рассматриваются и споры с векселями. Например, высшая инстанция отклонила иск кипрской компании Miroseno Investments Ltd о погашении векселей, купленных у мифического представителя законного владельца: «Приобретая ценные бумаги, общая номинальная стоимость которых составила 468,1 млн рублей, у неизвестного лица, представившегося директором общества «Скай» Крапивиным А.В., покупатель в соответствии с обычаями делового оборота не мог не принимать мер к установлению личности гражданина, обратившегося с предложением о покупке векселей, в том числе по паспорту, к истребованию документов и информации, касающихся деятельности продавца и его органов управления», – отмечается в решении арбитражного суда.

Порой разъяснять традиции пытаются и отдельные государственные органы. Например, в официальном ответе Министерства финансов РФ заместитель директора Департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Александр Иванеев признал за налогоплательщиками право включать в представительские расходы затраты на алкогольную продукцию при проведении официального приема «в размерах, предусмотренных обычаями делового оборота при проведении деловых переговоров».

Уполномоченный по умолчанию

Также Гражданский кодекс РФ допускает заключение сделок или совершение иных действий сотрудниками компаний или иными представителями, не имеющими официальных полномочий, если они «явствуют из обстановки». Например, потребитель не обязан проверять доверенности у продавца в магазине, кассира в банке и во многих других случаях.

Судебная практика свидетельствует, что исходя из таких «традиций», ответственность владельцев магазинов, банков и иных организаций по существу презюмируется. Например, менеджер петербургской турфирмы «Менсей» Светлана Волощик использовала подписанные факсимиле директора бланки договоров, выписывала приходные ордера, но деньги клиентов брала себе. Жертвами такого мошенничества стали более сотни путешественников. Приговор по рассматриваемому уголовному делу против менеджера пока не вынесен, но суды удовлетворяют иски потерпевших против самой компании. Ведь именно ООО «Менсей» допустило к заключению договора сотрудника, который позволил себе присвоить денежные средства клиента: «На гражданина, не обладающего профессиональными знаниями в сфере предпринимательской деятельности и не имеющего реальной возможности изменить содержание предлагаемого от имени юридического лица набора документов, необходимых для заключения данного договора, возлагается лишь обязанность проявить обычную в таких условиях осмотрительность при совершении соответствующих действий – заключить договор в здании юридического лица, передать денежные суммы работникам организации, получить в подтверждение совершения операции, опосредующей их передачу, удостоверяющий этот факт документ», – констатировал суд, признавая обязательства компании по заключенному с клиентом договору.

Схожие решения были приняты и в отношении банка «Открытие», управляющий отделением которого Владимир Малхозов присвоил накопления десятков вкладчиков. «Из обстоятельств дела следует, что договор банковского вклада, одной из сторон которого является гражданин, был заключен от имени банка неуполномоченным лицом, необходимо учитывать, что для гражданина, проявляющего при заключении договора необходимые разумность и добросовестность, соответствующее полномочие представителя может явствовать из обстановки, в которой он действует», – отмечается в решении суда (АПИ писало об этом инциденте – Фирма за работника в ответе).

Не удалось «увернуться» от ответственности и индивидуальному предпринимателю Светлане Крюковой, расположенный в городке Карачев Брянская область магазин которой торговал игрушками в виде героя сериала «Барбоскины». Удовлетворяя иск правообладателя – студии анимационных фильмов «Карусель», арбитраж принял в качестве доказательства видеозапись приобретения товара с витрины магазина с надписью «ИП Крюкова Светлана Владимировна». При этом Суд по интеллектуальным правам отклонил ссылку предпринимателя, что спорный товар был реализован не являющимся его работником лицом.




Мнения

 

Сергей Бородин, управляющий партнер Адвокатской конторы «Бородин и Партнеры»


Важнейший признак правового обычая – широта применения. Это означает, что правило поведения известно подавляющему большинству участников соответствующей деятельности на интуитивном уровне, они уверены в его существовании и стремятся к исполнению заложенных в нем предписаний. Несмотря на существование обычаев во многих сферах деятельности (банковские, портовые, торговые и так далее), судебные акты редко содержат упоминания об этом правовом регуляторе. 

Нормативная основа концепции видимых полномочий в неизменном виде перекочевала в современное гражданское законодательство из советского права. В то же время изменение политической парадигмы и переход на рельсы рыночной экономики способствовали расширению поля деятельности «явных представителей», особенно в сфере предпринимательства.

В спорных ситуациях, когда под видом продавца в магазине или кассира в банке действует мошенник, нужно оценивать, в какой степени создается видимость существования полномочий, какие действия совершила представляемая организация, добросовестно ли действует сам покупатель или клиент. В зависимости от этих обстоятельств можно делать вывод о гражданско-правовых последствиях для псевдопредставителя и, соответственно, магазина, банка или иной организации.




Юлиана Осина, руководитель направления юридического сопровождения консалтинговой группы G3


Государство не фиксирует содержание обычая, но является единственным судьей его нормативности. Суды применяют обычаи тогда, когда соответствующий вопрос не урегулирован законодательством или соглашением между сторонами.

Применение судами обычаев, зафиксированных в каком-либо документе (например, обычаи, засвидетельствованные Торгово-промышленной палатой Российской Федерации или в судебных актах), предсказуемо и зачастую не вызывает сомнений. При этом применение неформализованных обычаев порождает сложности, связанные с их недостаточной определенностью, и вызывает трудности их доказывания.

В практике нашей компании предоставление мнений, не связанных со сторонами спора нескольких крупных организаций субъектов (например, банков по вопросу подтверждения осуществленного платежа с помощью платежного поручения или крупных застройщиков о взаимосвязи между завершением фасадных работ и установкой водоотливов), позволяло поддержать позицию о наличии широко применяемого правила поведения в конкретном вопросе, не закрепленного в письменном виде. Но данные примеры не могут являться гарантией успеха в аналогичных ситуациях.

Если организация настаивает на факте применения какого-либо правила взаимодействия, не прописанного в договоре, но устоявшегося в ходе взаимодействия сторон, то скорее это можно назвать деловым обыкновением, существование и содержание которого еще надо будет доказать. Суд в каждом конкретном споре должен учитывать определенный набор факторов, которые подтвердят сложенность и широту применения того или иного обычного действия.




Мария Крюкова, юрист практики разрешения споров Rightmark Group


Безусловно, оптимальнее указывать потенциально спорные аспекты в договоре. Однако не всегда удается предусмотреть все возможные решения для потенциальных споров. Сама по себе практика взаимодействия конкретных контрагентов не может являться обычаем. Какие-либо действия лиц, отличающиеся от обычно совершаемых в рамках двусторонних взаимосоглашений, должны оцениваться на предмет добросовестности и непротиворечивости.

Подтверждать обычаи делового оборота в России вправе Торгово-промышленная палата РФ. При решении, является ли то или иное правило поведения обычаем, принимаются во внимание заключения или пояснения научных и экспертных учреждений, а также юридических лиц и предпринимателей, применяющих данный обычай в своей практике.




Анна Сенаторова, старший юрист корпоративной практики «Дювернуа Лигал»


Закреплять все на уровне закона не всегда разумно. Обычай помогает восполнить пробелы в нормативном и договорном регулировании в тех аспектах, где невозможно это сделать «на опережение» в условиях смены декораций как в деловой, так и житейской сферах. Отсылка к обычаям очень важна также при оценке добросовестности сторон в ходе осуществления гражданских прав, а добросовестность, как известно, один из основополагающих принципов гражданских правоотношений.

В определенных областях гражданских правоотношений можно вполне говорить о предсказуемости отсылки к обычаям. Например, во внешней торговле широко используется «Инкотермс», в ритейле – рекомендованный Федеральной антимонопольной службой Кодекс добросовестности и так далее.

Обычаем признается и фактически сложившийся на протяжении длительного времени порядок взаимоотношений сторон, в том числе принятия товара, оплаты работ либо способ исполнения обязательства в целом. Однако они не могут противоречить законам, иным правовым актам или условиям договора. Вместе с тем нельзя исключить, что отдельные аспекты конкретного обычая, который сформировался в результате взаимоотношений отдельных контрагентов, могут противоречить сформировавшейся в отрасли в целом логистике. Законодательно пока данная ситуация в достаточной степени на регламентирована. Хотя если на уровне отрасли в национальном праве сформированы определенные правила поведения, то есть смысл закрепить такие правила поведения в форме нормативного акта.