РФ: +7 495 280 36 69 office@advokat-sazonov.ru
ОАЭ: +971 52 494 10 60 office@advokat-sazonov.ru
Китай: +86 150 1143 2070 office@advokat-sazonov.ru
Трудовая антикоррупция

Пресс-центр

Трудовая антикоррупция

Трудовая антикоррупция

Трудовая антикоррупция

26.09.2019. АПИ — Действующий федеральный закон возлагает обязанность бороться с коррупцией как на государственные структуры, так и частные компании. Правда, никакие конкретные меры не предусмотрены – участникам рынка рекомендуется принимать внутренние стандарты, правила, процедуры, этические кодексы, сотрудничать с правоохранительными органами, предотвращать и урегулировать конфликты интересов, а также не допускать «составления неофициальной отчетности и использования поддельных документов».

Опасные связи

Министерство труда и социальной защиты РФ предлагает руководителям компаний провести своего рода ревизию всех бизнес-процессов: «К числу направлений деятельности, потенциально связанных с наиболее высокими коррупционными рисками, в первую очередь относятся закупка товаров и услуг, получение и сдача в аренду имущества, реализация активов, а также любые функции, предполагающие финансирование организацией деятельности физических и юридических лиц (например, предоставление кредитов, спонсорской помощи и так далее). В качестве основного критерия дальнейшего ранжирования указанных направлений деятельности может использоваться объем финансовых средств, распределяемых в рамках того или иного бизнес-процесса», – отмечается в разъяснениях ведомства. 

В отдельную категорию коррупционноемких направлений деятельности трудовое ведомство относит участие бизнеса в государственных и иных закупках, равно как любое другое «взаимодействие с государственными органами, осуществляющими контрольно-надзорные, разрешительные, регистрационные функции по распределению бюджетных ассигнований, субсидий, а также ограниченных ресурсов». Также отдельно рекомендуется оценивать риски, связанные с осуществлением внешнеэкономической деятельности или работой с зарубежными контрагентами.

Главные проблемы чиновники видят в наличии у отдельных работников полномочий совершить действие, позволяющее получить выгоду или преимущества для себя или сторонних лиц. «Ключевым при этом является следующий вопрос: если бы какой-либо из участников бизнес-процесса стремился извлечь из своих полномочий неправомерную выгоду для себя, для третьих лиц или непосредственно для организации, каким образом он мог бы это сделать? При оценке возможного материального или репутационного вреда организации следует, в первую очередь, анализировать, способно ли причинение такого вреда сделать невозможным выполнение целей и задач организации и привести к приостановке ее деятельности. В этом случае потенциальный вред следует оценивать как значительный».

По результатам всех проведенных исследований руководству компании следует составить ряд отчетных документов, в том числе реестр рисков и перечень «опасных» должностей, а в итоге сформировать «План мероприятий по минимизации коррупционных рисков». Также рекомендуется «информировать контрагентов о последствиях коррупционных правонарушений» и публиковать сведения об ответственности в офисах и на официальном сайте.

Вся власть – советам!

Для пресечения коррупции работодателям предписывается детально регламентировать бизнес-процессы в критических точках – определить порядок и сроки реализации проектов, их документационного обеспечения, ответственных лиц, закрепить четкие основания и критерии принятия любых влекущих конкурентное распределение выгоды решений, сведение к минимуму дискреционных полномочий работников организации. «Разумно расширив» круг участвующих в согласовании сотрудников, следует минимизировать количество принимаемых единоличных решений, а также исключить ситуации, при которых работник совмещает функции по исполнению решения и контроля за ним.

Кроме того, для предупреждения нарушений в трудовые контракты предлагается включать специальные антикоррупционные обязанности сотрудников. В дальнейшем это должно помочь применять к допустившим проступки меры дисциплинарного взыскания, включая увольнение. «При этом необходимо исключить возможность двойного толкования, когда на отдельных работников такие обязанности не распространяются. Вместе с тем допускается ситуация, при которой на работников, замещающих связанные с высоким коррупционным риском должности, возлагается больше антикоррупционных стандартов. Например – представления декларации о конфликте интересов», – поясняют в ведомстве.

При применении к подчиненным санкций чиновники предлагают работодателям руководствоваться принципами адекватности и соразмерности, применимости и контроля. То есть наказание не может быть чрезмерно «мягким» или чрезмерно «жестким», но должно быть неотвратимым и рано или поздно применено на практике. Кроме того, в трудовом ведомстве считают нецелесообразным выстраивать антикоррупционную политику организации исключительно по карательному принципу и рекомендуют предусмотреть также меры стимулирования, позволяющие мотивировать работников придерживаться установленных стандартов. Причем это могут быть как материальное поощрение – увеличение заработной платы, премии, повышение в должности, подарки и прочие, так и нематериальное – грамоты, личное одобрение со стороны руководства и коллег, доступ проявивших себя работников к различным внутрикорпоративным наградам. «Вознаграждение должно соответствовать приложенным сотрудником усилиям. Необходимо устанавливать такие критерии стимулирования, которых возможно достигнуть. 
Рекомендуется избегать критериев, носящих субъективный характер, или методика расчета которых непонятна работникам. Все работники организации, независимо от специфики трудовой деятельности, должны иметь фактическую возможность получить вознаграждение», – отмечается в представленной чиновниками памятке.

За подчиненного в ответе

Теоретически все эти меры должны защитить работодателей от самого страшного для негосударственной сферы коррупционного проступка – обвинения в незаконном вознаграждении от имени юридического лица. То есть когда действующее в интересах компании лицо дает или пытается дать взятку чиновнику или иному должностному лицу. Такое деяние влечет по существу двойное наказание – сам участвующий в расчетах привлекается к уголовной ответственности за дачу взятки или посредничество, а на компанию налагается административный штраф порой в сотни миллионов рублей.

Служители Фемиды не видят в этом противоречий, в том числе нарушения принципа «non bis in idem» (невозможность двойного наказания за одно и то же деяние). Высшие инстанции ссылаются на Конвенцию Организации Объединенных Наций против коррупции, которая допускает возложение гражданско-правовой или административной ответственности на компании одновременно с уголовным преследованием совершивших преступления физических лиц. Кроме того, Конституционный суд России неоднократно указывал, что вина юридического лица в совершении административного правонарушения не тождественна вине его сотрудника. А согласно разъяснениям Верховного суда России, даже обвинительный приговор не имеет заранее установленной силы при рассмотрении административного дела против компании, деяние которой «подлежит оценке в совокупности со всеми собранными по делу доказательствами».

Однако на практике именно вынесенный приговор рассматривается как бесспорное подтверждение вменяемого юридическому лицу проступка. Причем порой по уголовным делам, в которых ни компания, ни ее сотрудники не участвовали. Например, работника петербургского АО «Слотекс» уличили в передаче взятки полковнику Военно-морской академии имени Кузнецова Андрею Смурову. Предполагалось, что за 50 тысяч рублей офицер должен был поспособствовать использованию выпускаемого компанией декоративного пластика в качестве отделочного материала во внутренних помещениях кораблей Военно-морского флота. Вынесенный в отношении полковника приговор суд признал доказательством вины компании и наложил на нее административный штраф в размере миллиона рублей.

Схожее решение было принято и в отношении Кубанского государственного университета. Заместитель директора одного из его филиалов Александр Зиновьев передал должностному лицу Рособрнадзора 100 тысяч рублей за «лояльное отношение» при проведении плановой проверки и несоставление по ее итогам протокола. Приговор о даче взятки рассматривался как подтверждение вины самого учебного заведения: суды пришли к выводу, что вуз не «принял все зависящие от него меры по соблюдению требований законодательных норм, за нарушение которых установлена административная ответственность».

Невиноватые мы

Иначе служители Фемиды оценили действия «Альфа-банка». По версии обвинения, менеджер по прямым продажам ярославского офиса Максим Охлопков в целях привлечения новых клиентов предложил налоговому инспектору денежное вознаграждение за передачу сведений об индивидуальных предпринимателях и их телефонах. Судьи констатировали, что инспектор должностным лицом не является, а менеджер не знал о его статусе. «Бесспорных доказательств того, что М. Охлопков, предлагая сотруднику налоговой инспекции передать ему за последующее денежное вознаграждение сведения, действовал от имени или в интересах банка, не имеется», – отмечается в решении областного суда.

С другой стороны, от административной ответственности освобождаются компании, которые способствовали выявлению правонарушения, проведению расследования либо стали жертвами вымогательства. Такое решение было принято, например, в отношении екатеринбургского ООО «НордСтройКомплект-ТЕК». Его генеральный директор Сергей Прохоров был осужден за коммерческий подкуп – передачу почти двух миллионов рублей докладчику тендерного комитета ЗАО «Русал Глобал Менеджмент BV». Служители Фемиды констатировали, что как сам осужденный, так и другие сотрудники компании «оказывали содействие следствию, по их ходатайствам приобщались доказательства, устанавливались обстоятельства совершенного преступления, о которых они рассказывали в ходе допросов в качестве свидетелей».

В сложном положении оказалось приуральское ООО «ДВ-Металл». Его представитель с согласия генерального директора действительно пообещал вознаграждение участвующему в проверке компании сотруднику уголовного розыска. Поэтому мировой и районные суды признали юридическое лицо правонарушителем и наложили на него полумиллионный штраф. Отменяя эти решения, заместитель председателя Свердловского областного суда Ирина Силина пришла к выводу, что в отношении компании имело место вымогательства, подтвержденное в том числе и вынесенным против «опера» приговором. Тогда как представитель ООО «ДВ-Металл» сообщил о таком вымогательстве и передавал деньги под контролем полиции.

Родственные интересы

Нередко коррупционные правонарушения усматриваются в несоблюдении бизнесом формальностей. Например, действующий федеральный закон предусматривает особый порядок трудоустройства бывших чиновников в течение двух лет после ухода в отставку – новый работодатель обязан в десятидневный срок сообщить о факте заключения трудового или даже гражданско-правового договора по последнему месту службы нового сотрудника. 

Нарушение этого предписания карается административным штрафом в сумме до полумиллиона рублей. Такие санкции были наложены, например, на столичное ООО «Ф1 Ассистанс», принявшее на должность специалиста отдела по работе с клиентами бывшего специалиста налоговой инспекции. Суд пришел к выводу, что ненаправление сообщения «свидетельствует об отсутствии контроля со стороны руководства и подчиненных сотрудников за соблюдением законодательства о противодействии коррупции и принятию мер по ее предупреждению».

Как коррупционный проступок рассматривается и конфликт интересов, в том числе совместная работа родственников. Под таким предлогом ГКУ «Режевское лесничество» отказало в трудоустройстве леснику Прохорову, так как в организации уже работала его бывшая супруга. Подтверждая принятое работодателем решение, служители Фемиды указали на «возможность возникновения конфликта между личной заинтересованностью истца и интересами государства и общества».

Справка

По данным портала «Судебная статистика РФ», в 2018 году российские суды рассмотрели 689 дел о привлечении к административной ответственности за незаконное вознаграждение от имени юридического лица, 471 компания (68 процентов) были признаны виновными. Средний размер штрафа составил 2 млн рублей.

За получение взятки осуждено почти 3,5 тысячи человек, в том числе 494 к реальным срокам лишения свободы; дачу взятки – 1,4 тысячи, коммерческий подкуп – 296 человек. 

Мнения

Всеволод Сазонов, управляющий партнер Адвокатского бюро «Сазонов и партнеры»

Рекомендации предусматривают внедрение мер по минимизации коррупционных рисков в каждое направление деятельности и каждый бизнес-процесс. Руководством организаций должны проводиться оценка значимости коррупционных рисков, их ранжирование, а также систематически приниматься меры по минимизации. Процесс довольно трудоемкий и длительный.

В крупных компаниях внедрение таких Рекомендаций может быть оправдано в связи с наличием большого штата сотрудников, делегированием объема полномочий, крупными активами и значительным финансовым оборотом. Коррупционные риски в таких предприятиях достаточно высоки. Владельцы же небольших компаний нередко сами берут на себя выполнение функции менеджера, практически все действия сотрудников ими контролируются самостоятельно. В связи с этим внедрение Рекомендаций в таких компаниях не представляется целесообразным.

Включение в трудовые договоры неких антикоррупционных норм, введение мер наказания и поощрения также могут являться одним из способов воздействия на сотрудников компании в целях предупреждения совершения ими коррупционных действий.


http://legalpress.ru/view/2062