РФ: +7 495 280 36 69 office@advokat-sazonov.ru
ОАЭ: +971 52 652 27 72 office@advokat-sazonov.ru
Китай: +86 150 1143 2070 office@advokat-sazonov.ru
Последняя воля по-новому

Пресс-центр

Последняя воля по-новому

Последняя воля по-новому

Россияне не умеют составлять завещания – с их помощью происходит лишь четверть всех случаев наследования имущества. В остальных случаях наследство оформляется по установленным законом правилам, что чаще всего приводит к судебным разбирательствам между родственниками. И чем больше и сложнее наследство, тем скандальнее тяжбы.

«На более поздний срок» отложила Государственная дума реформу российского наследственного права. Законопроект был принят в первом чтении еще летом прошлого года, но вызвал в юридических экспертных кругах довольно бурную реакцию. Наследование – весьма консервативная область права, а тут вдруг активно лоббирующая некие консервативные скрепы власть покушается на многолетнюю традицию. Щепетильные вопросы жизни и смерти, передачи имущества от умерших к наследникам, реализации последней воли на практике часто становятся предметом длинных драм и судебных баталий.

Теперь наследственное право предлагают пополнить новыми институтами, характерными как для стран континентальной Европы, так и для англосаксонской системы Великобритании и США. Это и так называемый наследственный договор, и совместное завещание, и обязательное завещание, и право юридического лица выступать в роли душеприказчика. Эти новеллы, говорят опрошенные «Профилем» эксперты-юристы, детально проработаны во многих странах, но у нас пока выглядят настолько размыто, что совершенно непонятно, как они будут применяться на практике.

Ясна, правда, одна из целей этих нововведений. Богатым россиянам сейчас трудно передавать свое имущество по наследству из-за того, что оно стало слишком сложным. Предприятия, акции, счета, отечественное и зарубежное имущество, долги, бизнес-проекты – все это в установленный действующим законом шестимесячный период вступления в наследство многочисленным претендентам не передать, при этом не рискуя разрушить созданные коммерческие «империи». А вот в том, что реформа поможет упростить наследственную процедуру всем остальным россиянам, эксперты не уверены. Зато предрекают: и без того немалое количество споров в судах с принятием законопроекта значительно увеличится.

Жестокий романс

Примеров наследственных скандалов более чем достаточно. 21 апреля в московском Перовском суде состоится очередной раунд судебной тяжбы по иску Русфонда к наследникам Жанны Фриске, скончавшейся летом 2015 года. Этот фонд требует вернуть неизрасходованные средства на лечение певицы, которые собирались им совместно с Первым каналом. Сумма иска составляет 21,6 млн рублей. Суд назначил оценочную экспертизу всему наследуемому имуществу. 28 марта Краснодарский краевой суд подтвердил законность взыскания 153 млн рублей из наследства лидера печально знаменитой банды Сергея Цапка. Эти деньги пойдут на компенсации потерпевшим жителям станицы Кущевской. На судебный процесс ушло около трех лет. Уже четыре года за накопленные на счетах средства, дом в Майами и московскую квартиру судятся между собой родственники погибшего в 2013 году актера и рекордсмена мира по парашютному спорту Игоря Юраша. И месяца не прошло со дня убийства в Киеве бывшего российского депутата Дениса Вороненкова, а в московский Тверской суд уже обратился с претензией на наследство бизнесмен Андрей Бурлаков, которому убитый якобы задолжал 7,2 млн евро.

Чем больше суммы, чем сложнее имущество, тем больше родственников и кредиторов будет на него претендовать, тем дольше будут идти тяжбы. Стремительное развитие экономических отношений, усложнение состава наследственной массы в большинстве случаев наследования, «а также все большее вовлечение российских граждан в предпринимательские отношения, требующие особых правил об управлении долями (акциями) в хозяйственных обществах после смерти участников» – вот главные причины, которые перечисляют авторы законопроекта, обосновывая необходимость реформы.

Изменения вносятся в часть 3  Гражданского кодекса (ГК), его пятый раздел под названием «Наследственное право». Авторы – 16 депутатов «Единой России» во главе с председателем комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Павлом Крашенинниковым.

Наследственное право «довольно косное», говорит адвокат Александр Никифоров. Первое десятилетие в постсоветский период в этой области действовали нормы ГК РСФСР, и только в 2002 году был принят новый соответствующий раздел в 3‑й части ГК РФ. Но только еще 10 лет спустя, в 2012 году, Верховный суд РФ впервые принял постановление пленума по делам о наследовании. И если весь остальной ГК переписывался вдоль и поперек, то в эту часть законодательные поправки до сих пор почти не вносились.

«Наследственное право в любой стране всегда основывается на неких национальных, семейных, нравственных традициях, которые складываются веками», – говорит Никифоров. Такая стабильность данной подотрасли права достигнута за счет консерватизма и простоты ее конструкций, соглашается адвокат Григорий Афицкий. Российский ГК лишь задекларировал новое, отличное от советского, отношение к собственности и не сосредоточивался на новых видах отношений и имущества. И на 90% нормы закона и сейчас вполне удовлетворяют потребности граждан, объясняет Афицкий, потому что в этих 90% случаев речь идет о наследовании, распределении между близкими родственниками простых по своей природе вещей – жилья, машин, наличных денег, валюты, движимого имущества, простых банковских вкладов.

Но за четверть века с момента распада СССР в стране сформировался новый класс состоятельных людей. Процент его, конечно, крайне невелик, но зато вес солидный. «Их имущество представляет собой сложный комплекс тесно взаимосвязанных вещей, обязательств, денежных средств, в том числе и в иностранной валюте и размещенных за пределами РФ, – говорит Афицкий. – И при передаче наследникам необходимо не разрушить указанные объекты, сохранить их в функционирующем, приносящем прибыль состоянии, что предполагает грамотное управление. Наследники не всегда бывают на это способны, особенно первые месяцы после смерти наследодателя». И в таких случаях нынешнее наследственное право не работает.

«Наследственная масса обычно разбивается на отдельные простые объекты имущества, отдельные обязательства, а также отдельные денежные средства, что приводит к разрушению бизнесов», – объясняет Афицкий. Появились и новые виды имущества, например, виртуальные деньги. Их правовая природа до сих пор непонятна – это и не деньги в прямом смысле, и не валюта, и не имущество. «При наследовании таких объектов изначально вообще формальная сторона не оформлялась, наследник просто использовал логин и пароль умершего наследодателя для управления счетом, – говорит адвокат. – Это в корне неверно. В дальнейшем на такие объекты стали выдавать свидетельства о праве на наследство, при этом не понимая, что наследуется. При возникновении споров это влекло серьезные осложнения».

Существующие нормы наследственного права не позволяют владельцам бизнеса, крупных предприятий и состоятельным гражданам эффективно распорядиться своим бизнесом на случай смерти, считает юрист адвокатского бюро «Леонтьев и партнеры» Тамази Мстоян. На вступление в наследство отпущено шесть месяцев, но этот срок по решению суда может растянуться на годы. «Это не позволяет должным образом функционировать соответствующему бизнес-проекту наследодателя, – говорит юрист. – А распределение доли в компаниях между наследниками порой приводило и приводит к краху таких компаний из-за разногласий между наследниками. В настоящее время в нашей стране владельцы бизнеса заинтересованы в существовании и функционировании их компаний не только в период их жизни, но и после их смерти».

Высокие отношения

«В первую очередь нововведения в наследственном праве продиктованы интересами бизнес-кругов и состоятельных людей», – говорит Мстоян. Особенно это касается введения так называемого «наследственного договора». Такой вид наследования, объясняет Никифоров, есть в Германии, Австрии, Швейцарии, но во Франции, например, его нет. «В России ни в дореволюционном законодательстве, ни в советском, ни в постсоветском никогда не было наследственного договора», – говорит он.

Сейчас существует два вида наследования – по завещанию и, в отсутствие такового, по закону. Наследственный договор станет третьим основным видом. Чем-то он схож с договором ренты, когда за пожизненный уход за человеком можно получить в наследство его имущество. Такие договоры часто расторгались по причине недееспособности человека, невозможности отдавать отчет своим действиям, говорит Никифоров. Отличительная особенность наследственного договора, поясняет он, в том, что наследодатель при жизни обговаривает условия с наследниками и сам при этом не теряет прав на распоряжение своим имуществом: может его хоть продать, хоть заложить, хоть пропить. «Заключил наследник договор, например, на нежилое помещение, а наследодатель потом взял и продал его, а наследнику ничего не сказал, хотя тот продолжает платить некие денежные средства согласно условиям этого наследственного договора», – приводит гипотетические примеры адвокат. – Или как быть в ситуации, если, допустим, наследник начал злостно уклоняться от уплаты положенного по наследственному договору?». Именно поверхностность регулирования такого договора в законопроекте, по его мнению, – одна из главных проблем. С этим соглашается адвокат коллегии «ГРАД» Наталья Макаренко. Контроль над исполнением наследственного договора после смерти наследодателя, говорит она, возлагается на нотариуса, но при этом в законопроекте нет четкого механизма такого контроля, не урегулирован вопрос возникающих в связи с этим расходов, ничего не говорится и о последствиях в случае невыполнения условий такого договора.

Но замысел в целом неплохой. В частности, с помощью наследственного договора можно было бы решить проблему, когда завещать имущество хочется не просто конкретному человеку, но при выполнении им определенных условий, говорит Мстоян. Завещание, поясняет он, составляется единолично, без обсуждений с преемниками. А по новому закону, объясняет юрист, можно заключить такой договор, например, по которому наследник получит наследство только после окончания института по определенной профессии.

Похожую функцию будет иметь и так называемое обязательное завещание – это еще одна новелла. Оно, объясняет Мстоян, позволяет предусмотреть действия, «которые исполнитель завещания обязан совершать, а также действия, от совершения которых он обязан воздержаться». В том числе, например, «голосовать на собраниях корпоративных юридических лиц или коллегиальных органов управления таких юридических лиц таким образом, который указан в завещании». «Цель этой нормы – в принятии «правильных» стратегических решений, которые владелец бизнеса заблаговременно наметил на будущее, – объясняет юрист. – В случае принятия неправильных решений компания может прекратить свое существование, и из-за этого пострадает не только сам бизнес-проект, но и множество связанных с ним лиц (совладельцы, работники, контрагенты и т. д.)».

Обездушенный душеприказчик

Одна из самых распространенных форм ведения бизнеса в России – общества с ограниченной ответственностью. И часто возникают сложности в наследовании долей в ООО в случае смерти одного из учредителей, отмечает председатель коллегии адвокатов «Сазонов и партнеры» Всеволод Сазонов. С одной стороны, закон об ООО говорит о том, что доли в капитале в таких случаях передаются наследникам. Но с другой стороны, устав общества может предусматривать, что такая передача может осуществляться только с согласия всех остальных его участников. А Семейный кодекс говорит о том, что нажитое супругами во время брака признается их совместной собственностью. И на практике, объясняет адвокат, часто возникает проблема: каков порядок наследования доли в капитале ООО будет у супруга умершего участника общества. Суды этот вопрос решают по-разному, говорит он.

Однако и само ООО в случае принятия законопроекта может стать распорядителем наследства. Вернее, не обязательно ООО, а любое юридическое лицо, которое, по замыслу авторов реформы, может наряду с физическими лицами стать душеприказчиком. И это вызвало недоумение в адвокатском сообществе. Душеприказчик, объясняет адвокат Никифоров, – личность особая, он проводник последней воли умершего, в высшей степени доверенное лицо, которое распоряжается его имуществом в интересах наследников. «Любой наследственный спор всегда имеет специфическую черту – одну сторону мы опросить уже не можем, наследодатель уже умер, – говорит он. – О каком доверии юридическому лицу может идти речь, как этот принцип будет реализовываться на практике?». Об этом Федеральная адвокатская палата упомянула и в своем официальном отзыве на законопроект. «Реализация предлагаемого изменения вызывает вопрос о том, какое юридическое лицо может выступать в качестве исполнителя завещания, – говорится в документе. – Может ли, например, быть душеприказчиком государственная корпорация или некоммерческая организация». Или благотворительный фонд, или офшорная компания – никаких разъяснений на этот счет не дается. «И никто не знает, будут ли они действовать именно в интересах наследников», – добавляет Никифоров.

Бесприданники

Все эксперты сошлись во мнении, что, если реформа наследственного права будет принята в том виде, в котором она существует теперь, нагрузка на суды существенно увеличится – слишком много неясностей и простора для импровизации она оставляет. При этом, отмечает Афицкий, реформа призвана решить проблемы лишь 10% случаев наследования, где речь идет о крупном, сложном имуществе. «Проблемы, существующие в 90% случаев, остались незатронутыми», – говорит он.

В частности, говорит Никифоров, хотя законодательство построено так, чтобы вымороченного имущества (которое передается в государственную или муниципальную собственность из-за отсутствия наследников) не было, некоторые потенциальные преемники остаются в стороне. Всего по закону восемь очередей наследников. «Восьмая очередь – это нетрудоспособные иждивенцы, которые родственных отношений с наследодателем не имеют. Седьмая – пасынки, падчерицы, – говорит Никифоров. – При этом из этих восьми очередей почему-то выпали троюродные братья и сестры. Согласитесь, это не самые далекие родственники, но они не наследуют ни при каких условиях, если они только не нетрудоспособные иждивенцы. И на практике по троюродным братьям-сестрам споры возникают».

Еще одна проблема – движимое имущество умершего. Как правило, рассказывает Афицкий, завладевает таким имуществом тот, «у кого есть ключи от квартиры умершего». «И траур отнюдь этому не мешает, – говорит адвокат. – Необходимо определить порядок составления описи наследственного имущества в первые же дни после открытия наследства по аналогии с описью имущества должника. Тогда заинтересованные лица будут вправе указанную опись оспорить».

Адвокат Макаренко обратила внимание, что часто возникают проблемы с наследованием совместно нажитого имущества супругами, которые еще при жизни развелись, завели другие семьи. Афицкий напомнил, что есть еще «фактические супруги» без регистрации брака, и их тоже неплохо было бы включить в первую очередь наследников. «Это глобальная проблема российского права, так как фактическое супружество не имеет в России ни признания, ни правового регулирования, при этом существует масса фактических супругов, не регистрирующих брак», – говорит он.

Российская наследственная практика, говорит Афицкий, «примечательна своей банальностью». «Если в Британии десять разных нотариусов составят десять различных завещаний, то в России и тысяча будет написана как «под копирку», – замечает он. Но при этом самая большая проблема российского наследственного права, считает Никифоров, в его слабой популяризации. «Только каждый четвертый случай наследования происходит по завещанию, все остальные – по закону, – констатирует он. – Это очень низкое количество завещаний. Наследственное право нужно не реформировать, а популяризировать – рассказывать людям о том, что можно делать со своим наследством в рамках действующих законов».

http://www.profile.ru/obsch/item/116530-poslednyaya-volya-po-novomu