RF: +7 495 280-36-69 office@advokat-sazonov.ru
UAE: +971 52 652 27 72 office@advokat-sazonov.ru
China: +86 150 1143 2070 office@advokat-sazonov.ru
Адвокат Всеволод Сазонов — о том, можно ли назвать строгим приговор суда, отправившего Евгению Васильеву в колонию на пять лет.

Media center

Publications
Publications: Адвокат Всеволод Сазонов — о том, можно ли назвать строгим приговор суда, отправившего Евгению Васильеву в колонию на пять лет.
9 May 2015
Адвокат Всеволод Сазонов — о том, можно ли назвать строгим приговор суда, отправившего Евгению Васильеву в колонию на пять лет.

Адвокат Всеволод Сазонов — о том, можно ли назвать строгим приговор суда, отправившего Евгению Васильеву в колонию на пять лет.

На протяжении всего времени следствия на суд обществу представлялись неопровержимые факты, свидетельствующие о виновности Евгении Васильевой в хищении государственного имущества и причинении государству ущерба на миллиарды рублей. Наблюдая за развитием событий, мы были уверены, что, учитывая тяжесть содеянного, виновный не сможет избежать наказания. Однако события последних дней служат доказательством обратного.

Изначально следствие вменяло Васильевой 12 эпизодов преступлений, предусмотренных статьями 159, 174.1, 285, 286 УК РФ (мошенничество, легализация денежных средств, злоупотребление должностными полномочиями). Согласно первоначальной версии следствия, ущерб от действий экс-главы департамента имущественных отношений Минобороны составил более 3 млрд рублей.

Учитывая крупномасштабность вменяемого хищения государственного имущества и сложность проведенных сделок, вся общественность осознавала, что их проведение одним человеком невозможно без активного участия сторонних лиц и одобрения высшего руководства.

На протяжении всего времени следствия активно обсуждалась роль теперь уже бывшего министра обороны Анатолия Сердюкова в произошедших событиях. В частности, следствие не могло не учитывать тот факт, что в период с 23 июня 2009 года по 30 июня 2011 года Сердюков являлся председателем совета директоров ОАО «Оборонсервис», что косвенно подтверждало невозможность проведения сделок без его одобрения. Однако, несмотря на понимание роли Сердюкова в произошедших событиях, следствие не спешило даже просто провести допрос бывшего министра. В конце концов, допросив господина Сердюкова по делу «Оборонсервиса», следствие не сочло нужным изменить его процессуальный статус по делу, предъявив ему обвинение. За Сердюковым был закреплен исключительно статус свидетеля, то есть лица, которому фактически были известны все произведённые Васильевой и иными лицами противозаконные действия.

На протяжении всего времени следствия основная подозреваемая по делу — госпожа Васильева — чувствовала себя достаточно вольготно и комфортно, за ней не наблюдалось признаков угрызения совести. Она принимала активное участие в общественной жизни: организовывала выставки своих картин, снимала видеоклипы, раздавала интервью глянцевым журналам. Ее условиям содержания в качестве основной подозреваемой по делу мог бы позавидовать каждый: проживание в многокомнатной квартире в самом центре Москвы с возможностью использовать услуги уборщицы и иного персонала.

Защитники Васильевой уверенно заявляли, что дело даже не будет передано в суд и с их подзащитной будут сняты все обвинения по причине отсутствия в ее действиях состава преступления.

В свою очередь, граждане открыто удивлялись комичности происходящих событий и наглой беспринципности основных подозреваемых по делу, надеясь, что в конечном итоге, учитывая тяжесть содеянного, виновные не смогут избежать наказания.

Однако события последних дней данных надежд не оправдали.

Основной обвинитель по делу — прокуратура — вопреки всем ожиданиям, запросила низшую из возможных разумно применимых санкций по содеянным Васильевой преступлениям.

Невзирая на величину ущерба, причинённого государству, исчисляемого десятками миллионов рублей, прокуратура попросила назначить Евгении Васильевой наказание в виде восьми лет условно и штрафа в размере 1 млн руб. с лишением ордена Почета и права занимать руководящие должности сроком на три года.

В свою очередь, суд, понимая несоизмеримость совершенного деяния с просьбой прокуратуры о применении вышеназванной санкции, признал Васильеву виновной в создании преступной группы для совершения мошенничества в особо крупном размере с использованием служебного положения (ч. 4 ст. 159 УК РФ), злоупотреблении полномочиями (ч. 1 ст. 201 УК РФ), а также легализации денежных средств п. «а» ч.3 ст. 174.1 УК РФ. Суд назначил Евгении Васильевой наказание в виде пяти лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима.

Стоит ли упоминать, что из всех фигурантов по делу «Оборонсервиса» Евгения Васильева получила наиболее строгое наказание. Другой участник — Максим Закутайло, бывший гендиректор Окружного материального склада Московского округа ВВС и противовоздушной обороны — по совокупности обвинений в мошенничестве и растрате получил 3,5 года колонии. Лариса Егорина, возглавлявшая сначала «Оборонстрой», а после ГУОВ по трем доказанным эпизодам мошенничества наказана 4 годами и 3 месяцами пребывания в колонии общего режима. Еще двое подсудимых — Юрий Грехнев, ранее руководивший ОАО «31-й Государственный институт спецстроительства», вина которого доказана по четырем эпизодам мошенничества, и Ирина Егорова, которая, по мнению следствия, была кассиром преступной группы, совершила мошенничество, легализовала похищенные деньги и поспособствовала Васильевой в злоупотреблении полномочиями, — получили по 4 года лишения свободы.

При этом основным фигурантам по делу — Васильевой, Егоровой и Закутайло, —согласно приговору, будет зачтен срок, проведенный под домашним арестом и в СИЗО. Так, Евгении Васильевой, приговоренной к пяти годам в колонии общего режима, осталось провести в тюрьме полтора года, а возможно, и гораздо меньше, если она подаст прошение об условно-досрочном освобождении.

Время, проведенное под домашним арестом, засчитывается в счет наказания в виде лишения свободы из расчета один день за один день (точно так же, как и при зачете времени, проведенного под стражей, и времени лишения свободы). Таким образом, основной срок наказания главная подсудимая провела в своей 13-комнатной квартире в Молочном переулке в центре Москвы.

Производя расчет возможно применимой к Евгении Васильевой санкции, всплывают совсем иные цифры, никак не соизмеримые с назначенным Васильевой наказанием. Общий срок лишения свободы за совершение преступлений, по которым госпожа Васильева признана виновной, по совокупности мог составить 15 лет лишения свободы. Но, несмотря на это, прокуратура просила избрать для Васильевой условное наказание, не сопряженное с лишением свободы, а суд в свою очередь пошел навстречу прокуратуре, применив в отношении преступницы наказание в виде всего лишь пяти лет лишения свободы.

А теперь давайте попробуем разобраться в том, насколько долго госпожа Васильева будет находиться в местах лишения свободы?

В соответствии с действующим законодательством, лицо, отбывающее содержание в дисциплинарной воинской части, принудительные работы или лишение свободы, подлежит условно-досрочному освобождению, если судом будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания, а также возместило вред (полностью или частично), причиненный преступлением, в размере, определенном решением суда. При этом лицо может быть полностью или частично освобождено от отбывания дополнительного вида наказания. В данной ситуации условно-досрочное освобождение может быть применено к госпоже Васильевой только после фактического отбытия ею не менее двух третей срока наказания, назначенного за особо тяжкое преступление. При этом законом предусмотрено, что фактически отбытый осужденным срок лишения свободы не может быть менее шести месяцев.

Таким образом, учитывая проведенное ею время по домашним арестом в течение почти двух с половиной лет, уже по истечении полутора лет Васильева сможет претендовать на условно-досрочное освобождение.

Однако настолько ли важен для общества сам факт пребывания Васильевой в колонии общего режима, или конечной целью данных судебных процессов должна быть компенсация причиненного государству ущерба?

Как следует из судебного решения, суд не применил к Васильевой ответственность в виде штрафа, возможно, приняв во внимание взыскание с нее и ее подельников ущерба, причиненного государству, посредством гражданских исков, однако сумма по данным искам в разы меньше суммы фактически причиненного государству ущерба. К сведению, приблизительная стоимость квартиры, в которой все это время в период следствия проживала госпожа Васильева, составляет не менее четырех миллионов долларов США. Возможно, именно данное имущество смогло бы быть компенсацией нанесенного государству ущерба?

В целом непонятной остается ситуация, при которой российские суды не поддерживают меняющуюся в настоящий момент в отношении экономических преступлений политику замены реального срока отбывания наказания денежной компенсацией, избирая для преступника, совершившего настолько крупное хищение, столь незначительную сумму штрафа. В то время как мировая практика назначения наказаний свидетельствует об ужесточении уголовной ответственности по данным категориям дел.

https://life.ru/t/%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8/153686?from=lifenews.ru