РФ: +7 495 280 36 69 office@advokat-sazonov.ru
ОАЭ: +971 52 494 10 60 office@advokat-sazonov.ru
Китай: +86 138 1095 7767 office@advokat-sazonov.ru
Всеволод Сазонов дал комментарий в статью "Верховный Суд разъяснил, как следует определять вид перевода долга"

Пресс-центр

Всеволод Сазонов дал комментарий в статью "Верховный Суд разъяснил, как следует определять вид перевода долга"

Всеволод Сазонов дал комментарий в статью "Верховный Суд разъяснил, как следует определять вид перевода долга"

27 декабря 2018 г. ООО «Производственная компания «Геркулес» и ООО «Экспресс Лес» заключили договор поставки. По универсальному передаточному документу поставщик поставил обществу «Экспресс Лес» товар на сумму около 1,1 млн руб., однако покупатель обязательство по оплате товара исполнил не в полном объеме, в результате чего образовалась задолженность около 850 тыс. руб.

22 апреля 2019 г. индивидуальный предприниматель, глава крестьянского (фермерского) хозяйства Анатолий Андрюхов, «Экспресс Лес» и «Геркулес» заключили соглашение о переводе долга, по условиям которого новый должник принял на себя обязательства по уплате задолженности покупателя. Анатолий Андрюхов обязался погасить задолженность в срок до 1 октября 2019 г., перечислив деньги на расчетный счет кредитора либо иным способом. Он также принял на себя обязательства должника по уплате процентов за пользование коммерческим кредитом из расчета, указанного в договоре поставки, а также обязательства по уплате неустойки в размере 0,09% от суммы договора за каждый день просрочки.

Соглашением о зачете однородных встречных требований от 29 сентября 2019 г. «Геркулес» и предприниматель с целью частичного прекращения взаимных обязательств произвели зачет, в том числе: задолженности Анатолия Андрюхова перед обществом по соглашению о переводе долга в сумме около 850 тыс. руб. После этого предприниматель, ссылаясь на погашение задолженности и переход к нему на основании абз. 2 п. 3 ст. 391 ГК права кредитора на получение от должника задолженности, обратился в Арбитражный суд Алтайского края с иском к «Экспресс Лес» о взыскании около 850 тыс. руб.

Суд первой инстанции удовлетворил иск, сославшись на ст. 309, 310, 391, 392.1, 516, 575 ГК и разъяснения, изложенные в п. 26 Постановления Пленума Верховного Суда от 21 декабря 2017 г. № 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки». Не усмотрев в соглашении о переводе долга намерения сторон заключить договор в рамках привативного перевода долга и положений об освобождении предыдущего должника от ответственности перед новым должником (новым кредитором), суд признал перевод долга кумулятивным, отметив при этом, что действующее законодательство запрещает договор дарения между коммерческими организациями. Учитывая непредставление должником доказательств уплаты долга новому должнику, суд пришел к выводу о наличии у «Экспресс Лес» неисполненного денежного обязательства перед предпринимателем. Апелляция и кассация поддержали выводы первой инстанции.

Рассмотрев кассационную жалобу общества «Экспресс Лес», Верховный Суд отметил, что, согласно разъяснениям Пленума ВС в п. 27 Постановления № 54, если из соглашения кредитора, первоначального и нового должников по обязательству, связанному с осуществлением предпринимательской деятельности, неясно, привативный или кумулятивный перевод долга согласован ими, следует исходить из того, что первоначальный должник выбывает из обязательства (п. 1 ст. 322, ст. 391 ГК).

Таким образом, если воля сторон направлена на перевод долга, то в случае заключения трехстороннего соглашения между первоначальным должником, новым должником и кредитором, из которого неясно, заключен ли перевод долга в соответствии с абз. 1 или 2 п. 1 ст. 391 ГК, указанное соглашение следует рассматривать как направленное на привативный перевод долга, то есть на замену должника в обязательстве, а не на присоединение к обязательству нового должника. При этом исполнение нового должника, совершенное при привативном переводе долга, не предоставляет ему прав (требований), в том числе суброгационных или регрессных, к первоначальному должнику. Если при привативном переводе долга отсутствует денежное предоставление со стороны первоначального должника и не доказано намерение нового должника одарить первоначального, презюмируется, что возмездность подобной сделки имеет иные, не связанные с денежными, основания.

Не связанные с денежными основания возмездности сделки (п. 3 ст. 432 ГК), в частности, могут вытекать из внутригрупповых отношений первоначального и нового должников, из отношений сторон договора вне его рамок, например из заключения новой выгодной сделки, списания долга по другому договору, предоставления иных благ, способных удовлетворять потребности участников оборота. ВС заметил, что изложенное согласуется с правовыми подходами, выраженными в определениях Верховного Суда от 20 декабря 2017 г. № 310-ЭС17-3279 (2), от 25 мая 2020 г. № 306-ЭС19-28454, что нашло отражение в Обзоре судебной практики Верховного Суда № 1 (2018), утвержденном Президиумом ВС 28 марта 2018 г. (п. 19).

Согласно материалам дела, соглашение заключено между «Экспресс Лес» как первоначальным должником, предпринимателем как новым должником и компанией «Геркулес» как кредитором и не предусматривает солидарной либо субсидиарной ответственности первоначального должника перед кредитором, заметил ВС. При этом судами не установлены обстоятельства, которые бы свидетельствовали о том, что при заключении соглашения предприниматель в действительности преследовал цель выкупить у компании «Геркулес» права (требования) к обществу «Экспресс Лес» либо стать солидарным должником, что позволяло бы предпринимателю после погашения им обязательств перед компанией «Геркулес» требовать уплаты соответствующих сумм от первоначального должника по основаниям, предусмотренным п. 2 ст. 325, п. 1 ст. 382 ГК.

В свою очередь, общество «Экспресс Лес» при рассмотрении дела в судах первой и апелляционной инстанций в подтверждение довода о наличии между сторонами внутригрупповых отношений представляло договор займа, заключенный между ним и предпринимателем, а также копии платежных поручений, в приобщении которых судами ему было отказано. «Вместе с тем изучение данных документов могло подтвердить или опровергнуть возмездный характер его отношений с предпринимателем», – подчеркивается в определении. Таким образом, Верховный Суд направил дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд Алтайского края.


Управляющий партнер АБ МО «Сазонов и партнеры» Всеволод Сазонов назвал определение интересным с той точки зрения, что оно является ярким примером существования примата его разъяснений над нормами закона. По мнению адвоката, примененное в настоящем деле Постановление Пленума Верховного Суда от 21 декабря 2017 г. № 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки» специфическим образом толкует положения ст. 391 ГК, вступая с данной нормой в некоторое противоречие. «Безусловно, суды нижестоящих инстанций устойчиво исходили из буквы закона и отдали приоритет положениям Гражданского кодекса. В то же время ВС РФ, отменяя вынесенные судебные решения, сказал о духе закона и фактически подчеркнул необходимость руководствоваться его разъяснениями. Сложившаяся ситуация продемонстрировала, что при возникновении противоречий судам следует исходить не из формулировок закона, а ориентироваться на толкования, принятые ВС РФ. То есть фактически ВС РФ создает новые нормы права», – заключил Всеволод Сазонов.