РФ: +7 495 280 36 69 office@advokat-sazonov.ru
ОАЭ: +971 52 494 10 60 office@advokat-sazonov.ru
Китай: +86 150 1143 2070 office@advokat-sazonov.ru
О позициях ВС по экономическим спорам, содержащихся в Обзоре № 1

Пресс-центр

Публикации
Публикации: О позициях ВС по экономическим спорам, содержащихся в Обзоре № 1
11 Апреля 2018
О позициях ВС по экономическим спорам, содержащихся в Обзоре № 1

О позициях ВС по экономическим спорам, содержащихся в Обзоре № 1

Эксперты «АГ» прокомментировали шесть правовых позиций Верховного Суда, которые, по их мнению, являются наиболее актуальными.
Как ранее сообщала «АГ», 28 марта Президиум ВС РФ опубликовал Обзор судебной практики Верховного Суда РФ № 1 за 2018 г. Судебная коллегия по экономическим спорам представила 20 правовых позиций по различным категориям арбитражных дел. Эксперты «АГ» прокомментировали наиболее интересные для них дела.

Так, адвокат МОКА «Сазонов и партнеры» Эмиль Байрамов обратил внимание на п. 12 и п. 14 обзора ВС РФ. В первом из них рассмотрено Определение ВС РФ № 307-ЭС17-14888, в котором Суд разъяснил, что судебные расходы по своей правовой природе являются реальными убытками, понесенными лицом для восстановления своего нарушенного права вне зависимости от момента, когда это право было нарушено. Обязанность по уплате вознаграждения арбитражному управляющему и других судебных расходов вытекает из оснований, предусмотренных Законом о несостоятельности.

Эмиль Байрамов отметил, что вознаграждение является юридической разновидностью судебных расходов, при этом они не входят в запретительный перечень, предусмотренный абз. 4 п. 2 ч. 2 ст. 4 Закона о банкротстве. Он также пояснил, что ВС РФ в своем решении указал, что наличие у лица требования о возмещении судебных расходов дает ему право обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом.

По мнению адвоката, данное решение Суда направлено на недопущение нарушений норм материального права при рассмотрении заявлений, связанных с возмещением судебных расходов при рассмотрении дел о банкротстве, и на защиту прав и законных интересов в части взыскания убытков, понесенных заявителями при проведении банкротных процедур.

В п. 14 обзора ВС РФ приведено Определение № 301-ЭС17-14863, в котором Суд указал на недопустимость замещения активов должника в случае реализации объектов недвижимого имущества, имеющего социальное значение, поскольку замещение активов не предусматривает перехода на новых собственников обязанностей по содержанию и использованию социального имущества. Как отметил Эмиль Байрамов, поскольку в отношении социальных объектов существует специальный порядок их реализации, предусмотренный п. 4 ст. 132 Закона о банкротстве, то несоблюдение установленного порядка является нарушением п. 1 ст. 10 ГК РФ.

По мнению эксперта, определение ВС РФ – еще один способ указать на недопустимость реализации социальных объектов в рамках дела о банкротстве без проведения торгов в форме конкурса, поскольку Российская Федерация является социальным государством и реализация социальных программ – одно из приоритетных направлений деятельности органов законодательной и исполнительной власти.

«ВС РФ еще раз указал на безусловное соблюдение законодательства о банкротстве при реализации социальных объектов и на сохранение ими своего функционального назначения при смене собственника, поскольку только в этом случае возможно обеспечить надлежащий контроль со стороны государства за содержанием и использованием указанных объектов в соответствии с их целевым назначением, а также выполнение иных устанавливаемых в соответствии с законодательством обязательств», – заключил Эмиль Байрамов.

Адвокат, партнер Группы правовых компаний «ИНТЕЛЛЕКТ-С» Дмитрий Загайнов указал на значимость п. 17 обзора Верховного Суда. Согласно изложенной в нем правовой позиции, если лицо приобрело в собственность здание, расположенное на земельном участке, предоставленном продавцу на праве постоянного (бессрочного) пользования, и не переоформило до 1 июля 2012 г. данное право на право собственности или аренды, оно обязано платить за фактическое пользование земельным участком в размере арендной платы на основании нормативных правовых актов субъекта РФ.

«В своем обзоре Верховный Суд недвусмысленно дал понять, что при приобретении для предпринимательских целей административного здания, расположенного на земельном участке, право госсобственности на которое не разграничено, бесплатно пользоваться занимаемым участком не получится», – указал адвокат.

Также Дмитрий Загайнов отметил, что в пользовании земельными участками законодатель и правоприменитель давно желают навести порядок. «Так, по общему замыслу, весь частный бизнес может пользоваться занимаемым земельным участком на праве собственности либо аренды. Все иные альтернативные виды пользования земельными участками, такие как постоянное (бессрочное) пользование, могут касаться только организаций (органов) с государственным или муниципальным участием. Сформировавшийся подход Верховного Суда перекрывает лазейку, которой пользуется частный бизнес, поскольку платить придется в любом случае за фактическое пользование земельным участком в пределах действующих ставок», – пояснил он.

Также адвокат прокомментировал п. 28 обзора, в котором приводится Определение ВС РФ № 304-АД17-12725. Согласно изложенной в нем позиции Судебной коллегии, неразмещение хозяйствующим субъектом, осуществляющим торговую деятельность посредством организации торговой сети, информации в интернете об условиях отбора контрагента для заключения договора поставки продовольственных товаров и о существенных условиях такого договора не образует состава административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 14.41 КоАП РФ, если само неразмещение произошло в тот момент, когда административная ответственность за это не была предусмотрена.

Дмитрий Загайнов указал, что, по сути, организация привлекалась к административной ответственности за деяние, ответственность за которое наступила позднее. «Но в тот период, за который торговая сеть привлекалась к ответственности, деяние не признавалось наказуемым. Любому выпускнику юридического вуза должно быть известно правило, что закон, устанавливающий ответственность, обратной силы не имеет. Данная норма закреплена в п. 1 ст. 54 Конституции. Почему этому правилу не следовал антимонопольный орган, привлекающий к ответственности торговую сеть в данном случае, только удивляет», – отметил адвокат.

Эксперт прокомментировал п. 29 обзора, в котором указывается, что изменение наименования юридического лица в связи с приведением его в соответствие с нормами гл. 4 ГК РФ не требует внесения изменений в паспорт сделки и поэтому не влечет применения административной ответственности, предусмотренной ч. 6 ст. 15.25 КоАП РФ. Дмитрий Загайнов назвал такой подход «расширением сознания». Он пояснил, что Верховный Суд был вынужден разъяснить, что заниматься излишним формализмом крайне вредно. «Так, организация после смены своего наименования в соответствии с нормами гл. 4 ГК РФ не обязана вносить в паспорт сделки каких-либо изменений и, соответственно, не может быть субъектом ответственности за якобы несоблюдение порядка представления форм учета и отчетности по валютным операциям», – указал адвокат.

Дмитрий Загайнов также счел заслуживающим внимания п. 30 обзора, в котором говорится о том, что началом течения срока давности привлечения к административной ответственности за несвоевременное представление в уполномоченный банк документов и информации, которые необходимы для переоформления паспорта сделки, является день, следующий за последним днем периода, предоставленного уполномоченным органом для исполнения соответствующей обязанности, даже если следующий день является нерабочим.

«Юристам известно правило, что привлечь к административной ответственности за административное правонарушение можно только в пределах установленных законом сроков давности. По истечении указанного срока лицо не может быть подвергнуто наказанию. Например, за нарушение валютного законодательства установлен срок давности – 1 год, но с 16 апреля 2016 г. он увеличен до 2 лет. Если проступок совершен до указанных изменений, то применяется срок, действующий на момент совершения правонарушения», – отметил эксперт.

Он пояснил, что в приведенном примере Верховный Суд вынужден был дать разъяснение, что начало течения срока давности привлечения к административной ответственности не привязано к рабочим дням недели, а исчисляется по обычному григорианскому календарю, т.е. начинается на следующий день совершения проступка (или окончания периода для исполнения соответствующей обязанности). Дмитрий Загайнов указал, что ошибка в исчислении начала течения срока давности привлечения к административной ответственности не позволила Верховному Суду «засилить» судебные акты, по которым банк привлекался к административной ответственности за пределами срока давности по ч. 1 ст. 15.25 КоАП РФ.

https://www.advgazeta.ru/novosti/o-pozitsiyakh-vs-po-ekonomicheskim-sporam-soderzhashchikhsya-v-obzo...