РФ: +7 495 280 36 69 office@advokat-sazonov.ru
ОАЭ: +971 52 494 10 60 office@advokat-sazonov.ru
Китай: +86 150 1143 2070 office@advokat-sazonov.ru
КЭС ФПА разъяснила правила осуществления адвокатом деятельности эскроу-агента

Пресс-центр

КЭС ФПА разъяснила правила осуществления адвокатом деятельности эскроу-агента

КЭС ФПА разъяснила правила осуществления адвокатом деятельности эскроу-агента

Эксперты «АГ», приветствуя расширение компетенций адвокатов в сфере экономики, отметили, что, намереваясь реализовать этот новый институт на практике, адвокат может столкнуться с некоторыми сложностями. При этом один из них полагает, что разъяснения КЭС отчасти ограничивают адвоката в объеме передаваемых ему доверителем прав.

Сегодня Федеральная палата адвокатов РФ опубликовала разъяснение № 05/18 Комиссии по этике и стандартам по вопросу осуществления адвокатом деятельности эскроу-агента, проект которого, как ранее писала «АГ», обсуждался 13 сентября в ходе заседания Совета ФПА.
Напомним, запрос поступил в ФПА в конце прошлого года от Совета АП Костромской области. В нем указывалось, что с 1 июня 2018 г. вступает в силу гл. 47.1 ГК РФ, предусматривающая возможность заключения договора условного депонирования. В соответствии с п. 1, 6 ст. 926.1 ГК РФ по договору условного депонирования (эскроу) депонент обязуется передать на депонирование эскроу-агенту имущество в целях исполнения своего обязательства по его передаче другому лицу (бенефициару), а эскроу-агент обязуется обеспечить сохранность этого имущества и передать его бенефициару при возникновении указанных в договоре оснований.

Совет АП Костромской области просил разъяснить, является ли деятельность эскроу-агента (полностью или в части) не запрещенной федеральным законом разновидностью юридической помощи, оказываемой эскроу-агентом сторонам обязательства; не будет ли противоречить осуществление адвокатом такой деятельности законодательству об адвокатуре и Кодексу профессиональной этики адвоката; вправе ли адвокат получать вознаграждение за услуги эскроу-агента, стоит ли рассматривать его в качестве дохода от осуществления адвокатской деятельности; должны ли учитываться правила ст. 25 Закона об адвокатской деятельности при заключении адвокатом договора эскроу.

В разъяснении Комиссия ФПА по этике и стандартам отметила очевидную востребованность представителей адвокатской корпорации для выполнения функций эскроу-агентов. В документе сообщается, что ранее КЭС уже подчеркивала важность такой оценки, как доверие общества к институту адвокатуры и профессии адвоката, основанной на принципах независимости и адвокатской тайны (разъяснение по вопросам применения п. 3.1 ст. 9 КПЭА).
Как указано в документе, в КПЭА неоднократно подчеркивается, что связь между адвокатом и доверителем основывается на лично-доверительном (фидуциарном) характере отношений между ними (ст. 5, п. 1 ст. 6). Как эскроу-агент, адвокат выступает гарантом исполнения обязательства, обеспечивает сохранность имущества, а в случае наступления указанных в договоре обязательств передает его бенефициару.

КЭС также указала, что в соответствии с п. 6 ст. 16 КПЭА, принимая поручение доверителя по распоряжению принадлежащими ему денежными средствами в процессе оказания юридической помощи, адвокаты обязаны соблюдать следующие правила:

средства доверителя всегда должны находиться на счете в банке или в какой-либо другой организации (в том числе у профессиональных участников рынка ценных бумаг), позволяющей осуществлять контроль со стороны органов власти за проводимыми операциями, за исключением случаев наличия прямого или опосредованного распоряжения доверителя относительно использования средств каким-либо другим образом;
в сопровождающих каждую операцию со средствами доверителя документах должно содержаться указание на совершение данной операции адвокатом по поручению доверителя;
выплаты какому-либо лицу из средств доверителя, осуществляемые от его имени или в его интересах, могут производиться только при наличии соответствующего непосредственного или опосредованного поручения доверителя, выраженного в письменной форме;
адвокат в порядке адвокатского делопроизводства обязан вести учет финансовых документов относительно выполнения поручений по проведению операций со средствами доверителя, которые должны представляться доверителю по его требованию.

Кроме того, соглашение об оказании юридической помощи, в том числе по условному депонированию, должно содержать следующие существенные условия:

  • указание на адвоката (адвокатов), принявшего (принявших) исполнение поручения в качестве поверенного (поверенных), а также на его (их) принадлежность к адвокатскому образованию и адвокатской палате;
  • предмет поручения;
  • условия и размер выплаты доверителем вознаграждения за оказываемую юридическую помощь либо указание на то, что она оказывается бесплатно в соответствии с Федеральным законом «О бесплатной юридической помощи в РФ»;
  • порядок и размер компенсации расходов адвоката (адвокатов), связанных с исполнением поручения, за исключением случаев, когда юридическая помощь оказывается доверителю бесплатно в соответствии с Федеральным законом «О бесплатной юридической помощи в РФ»;
  • размер и характер ответственности адвоката (адвокатов), принявшего (принявших) исполнение поручения.


В документе также указано, что на деятельность адвоката в качестве эскроу-агента распространяется специальный правовой режим охраны сведений, составляющих адвокатскую тайну. Истребование от адвокатов, а также от работников адвокатских образований или ФПА сведений, связанных с оказанием юридической помощи по конкретным делам, недопустимо. В части, не урегулированной законодательством об адвокатской деятельности, к отношениям, возникающим в связи с выполнением адвокатом функций эскроу-агента, применяются правила гражданского законодательства об условном депонировании.

По мнению председателя МОКА «Сазонов и партнеры» Всеволода Сазонова, позиция, изложенная в разъяснении КЭС, свидетельствует о важности института эскроу-агента и роли адвоката в нем. Однако, как отметил эксперт, никакие разъяснения не могут в полном объеме охватить все возможные формы взаимоотношений между адвокатом и доверителем.

«В частности, вызывает серьезные вопросы стремление ограничить волю доверителя по размещению денежных средств фактически не у адвоката, а на счетах у третьих лиц, а также желание максимально зарегламентировать каждую операцию, проводимую со средствами доверителя исключительно его письменным распоряжением. Это, возможно, являлось бы необходимым ранее, однако в настоящее время не отвечает уровню развития современных технологий, предусматривающих в ряде случаев полное отсутствие бумажного документооборота», – пояснил Всеволод Сазонов.

Адвокат полагает, что, указывая на безусловное наличие фидуциарных отношений, складывающихся между адвокатом и его доверителем, и говоря о безусловном наличии правового режима адвокатской тайны, распространяющегося на них, КЭС в своих разъяснениях фактически ограничивает адвоката в объеме передаваемых ему доверителем прав, что может вызвать негативные последствия при фактической реализации соглашений об осуществлении адвокатом деятельности эскроу-агента.

Президент адвокатской фирмы «Юстина» Виктор Буробин считает разъяснение КЭС очень важным для полноценного включения адвокатуры в рынок юридических услуг и совершенствования гражданско-правовой практики адвокатов в освоении нового правового инструментария. «Выполняя функции эскроу-агента, адвокат выступает гарантом исполнения обязательств депонента и проведения расчетов между сторонами соглашения. Наличие такого инструмента необходимо для проведения сложных сделок, когда передача денег, акций, иного имущества и переход права на него не совпадают по времени либо когда у сторон в сделке отсутствует доверие друг к другу», – пояснил он.

Адвокат обратил внимание, что, намереваясь использовать этот новый для адвокатуры институт, адвокат может столкнуться с некоторыми сложностями. «В частности, для исполнения обязательств эскроу-агента по переводу денег или акций с таких счетов в пользу бенефициара адвокату необходимо открывать соответствующие эскроу-счета в банке или реестре акционеров. При отсутствии в ГК РФ прямого указания, что такие счета может открывать адвокат, – в отличие, например, от нотариуса, – банки и реестродержатели отказывали и, наверное, продолжат отказывать в их открытии, – считает Виктор Буробин. – Возможно, разъяснение КЭС в порядке делегированного законотворчества позволит снять эту проблему, однако полагаю, что адвокатскому сообществу следует выступить с законодательной инициативой по внесению соответствующих изменений».

По мнению эксперта, прямое наделение адвоката правом открывать счета эскроу в банке и реестре акционеров, а также публичные депозитные счета не только устранит возможные противоречия, но и даст рынку сигнал о появлении новой адвокатской компетенции и услуги.

https://www.advgazeta.ru/novosti/kes-fpa-razyasnila-pravila-osushchestvleniya-advokatom-deyatelnosti...