RF: +7 495 280-36-69 office@advokat-sazonov.ru
UAE: +971 52 494 10 60 (WApp) office@advokat-sazonov.ru
China: +86 150 1143 2070 office@advokat-sazonov.ru
ВС указал контролирующим должника лицам их место в очереди требований

Media center

Publications
Publications: ВС указал контролирующим должника лицам их место в очереди требований
17 March 2020
ВС указал контролирующим должника лицам их место в очереди требований

ВС указал контролирующим должника лицам их место в очереди требований

Первый в 2020 г. Обзор судебной практики Верховного Суда РФ посвящен разрешению споров, связанных с установлением в процедурах банкротства требований контролирующих должника и аффилированных с ним лиц. Именно в этом Обзоре ВС РФ сформулировал важные правовые позиции, касающиеся одного из самых актуальных вопросов в практике банкротства – субординации требований кредиторов. В настоящее время суды активно субординируют требования аффилированных лиц, однако ввиду отсутствия прямого закрепления данной возможности на законодательном уровне судебная практика по этой проблеме складывалась неоднозначно. Стоит отметить, что к банкротству предприятия обычно приводят либо недочеты, связанные с обычной хозяйственной деятельностью (недостаточный объем собственных средств, отказ кредитных организаций в дальнейшем финансировании, значительное ухудшение финансового состояния, неконкурентоспособность продукции и др.), либо целенаправленное увеличение задолженности, приводящее к банкротству. 
Искусственное наращивание дебиторской задолженности зачастую происходит посредством заключения компанией-должником с аффилированными или контролирующими должника лицами договоров займа, купли-продажи, аренды и т.д. 
По мнению ВС РФ, требования контролирующего лица, которое помогло компании-должнику в ситуации имущественного кризиса, подлежат удовлетворению только после требований других кредиторов. «Контролирующее лицо, которое пытается вернуть подконтрольное общество к нормальной предпринимательской деятельности посредством займа, принимает на себя все связанные с этим риски, в том числе риск утраты компенсационного финансирования на случай объективного банкротства», – подчеркнуто в Обзоре. 
Заслуживает внимания еще одна позиция Суда, согласно которой субординация требований не должна применяться, в частности, если финансирование внутри группы компаний осуществляется добросовестно и не нарушает интересы других кредиторов. Тогда и требования аффилированного кредитора, с которым заключен договор займа, купли-продажи или поставки, субординировать не нужно. 
Таким образом, несмотря на то что ВС РФ, с одной стороны, расширил круг лиц, указав, что субординации подлежат требования как аффилированного лица, так и контролирующих лиц, с другой – он разъяснил, что очередность требования кредитора нельзя понизить лишь на том основании, что он является аффилированным либо контролирующим должника лицом. 
Также представляется интересной позиция, касающаяся выбора управляющего должника в банкротном процессе. 
Чаще всего контролирующее должника лицо и аффилированные лица имеют общий с должником интерес, отличный от интересов других кредиторов. 
В процессе банкротства руководство предприятия-должника осуществляется конкурсным управляющим, которого, в свою очередь, назначают конкурсные кредиторы. Зачастую именно они являются аффилированными по отношению к должнику лицами – теми, кто и довел компанию до банкротства. 
Законодатель, дополнив ст. 37 Закона о банкротстве п. 5, установил, что при выборе арбитражного управляющего (саморегулируемой организации) в первой процедуре банкротства мнение должника игнорируется: арбитражный управляющий выбирается конкурсным кредитором – заявителем по делу о банкротстве, а при подаче заявления о банкротстве самим должником – случайным образом. Такое регулирование направлено на обеспечение подлинной независимости управляющего и предотвращение потенциального конфликта интересов, т. е. на устранение каких-либо сомнений по поводу того, что предложенный должником управляющий будет действовать прежде всего в интересах выгоды для последнего, игнорируя права гражданско-правового сообщества, объединяющего кредиторов. 
В дальнейшем решение о выборе арбитражного управляющего (саморегулируемой организации) принимается собранием кредиторов (абз. 6 п. 2 ст. 12 Закона о банкротстве). 
Поскольку, по общему правилу, лицо, контролирующее должника, и аффилированные с последним лица имеют общий с ним интерес, отличный от интереса независимых кредиторов, учет их голосов при последующем выборе кандидатуры арбитражного управляющего (СРО) приводит к тому, что установленный действующим правовым регулированием механизм предотвращения потенциального конфликта интересов не достигает цели. 
В итоге складывается ситуация, когда конкурсного управляющего, действующего в интересах ограниченного круга аффилированных с должником кредиторов, невозможно сменить. 
Согласно последней статистике, доля удовлетворения жалоб на действия конкурсных управляющих, которые повлекли бы их смену, крайне мала (23% от общего количества поданных жалоб), что приводит к нарушению баланса интересов лиц, участвующих в процедуре банкротства. Поэтому ВС РФ дал важное указание: решение о кандидатуре арбитражного управляющего (СРО) в ходе любой процедуры банкротства должны принимать только независимые кредиторы. 
Подводя итог, подчеркну, что в рассмотренном Обзоре высшая судебная инстанция разъяснила, в каких случаях лиц, контролирующих должников, суды должны «отправлять» в конец очереди требований кредиторов, разрушив тем самым сформированную судебную практику о безоговорочном понижении очередности требований контролирующих банкрота лиц, а также сделала важный для правоприменительной практики вывод – кандидатура арбитражного управляющего должна определяться на основании решения кредиторов, не являющихся аффилированными или контролирующими должника лицами.

https://www.advgazeta.ru/mneniya/vs-ukazal-kontroliruyushchim-dolzhnika-litsam-ikh-mesto-v-ocheredi-...